Вопросы о религиях. Спасутся ли католики

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Вопросы о религиях. Спасутся ли католики

В субботу в Гаване произойдет событие, которое уже назвали эпохальным: впервые в истории встретятся Римский папа и патриарх Московский и всея Руси.

Такая возможность обсуждалась около 25 лет. Желание приехать в Россию не раз высказывали предшественники нынешнего папы Франциска Иоанн-Павел II и Бенедикт XVI.

РПЦ никогда не отвергала идею в принципе, но каждый раз находила причину сказать: надо обождать, пока условия не созрели.

Историк-религиовед Андрей Зубов в интервью Русской службе Би-би-си в декабре 2014 года назвал основными причинами этого общероссийское антизападничество и внутрицерковное сопротивление. По его мнению, значительная часть священников и прихожан еще консервативнее, чем государство и верхушка РПЦ.

“Массовое сознание церковных людей продолжает видеть в католицизме монструозного врага православия. Для них католик хуже чекиста, преследовавшего церковь, хуже неверующего, который просто равнодушен к Богу”, – заявил он.

Установление христианских отношений между церквями совершенно не значит, что церкви должны сливаться

Андрей Зубов, историк-религиовед

Некоторые аналитики связывают нынешнее решение, ставшее, по словам известного православного деятеля протоиерея Всеволода Чаплина, полной неожиданностью для церковной общественности, с обстановкой на Ближнем Востоке и российской военной операцией в Сирии.

  • Римский папа и московский патриарх движутся навстречу
Вероятно, папа и патриарх будут говорить об угрозе восточным христианам со стороны “Исламского государства” (радикальная группировка, запрещенная в России и ряде других стран) и необходимости объединения усилий для борьбы с ним.

Место встречи, указывают наблюдатели, выбрано дипломатично. Куба – католическая страна, одновременно вызывающая теплые воспоминания у людей, ностальгирующих по советской сверхдержаве.

Великая схизма

Спор между православными и католиками насчитывает более тысячи лет: в 1054 году папа Лев IX и константинопольский патриарх Михаил взаимно предали друг друга анафеме, а острые конфликты случались и раньше.

Дело было, прежде всего, в политике: римские первосвященники претендовали на руководство христианским миром, византийцы признавать их главенство не хотели.

Когда пала Византия, православному ее императору уже готово было заместительство в лице русского царя, который рассматривался как прямой продолжатель единого православного царства

отец Сергий Булгаков, православный теолог

Кроме того, западные христиане уже в раннем средневековье допускали возможность развития и обновления доктрины, а их восточные собратья считали грехом малейшее отклонение от догматов первых вселенских соборов. Не случайно в католическом богословии позднее такую роль играли публичные диспуты.

В 1437 году константинопольский патриархат под угрозой османского нашествия согласился на унию с Ватиканом. Московский митрополит Исидор вернулся с Флорентийского собора в сане католического кардинала. Великий князь Василий II прогнал “злого прелестника”. А спустя 16 лет Византия пала под ударом турок.

На русских это произвело колоссальное впечатление: Константинополь уступил “латинцам” и понес Божью кару, а Москва осталась тверда – и стоит “яко Третий Рим, четвертому же не бывать!” Именно отсюда пошло представление об исключительности “Святой Руси”.

Две церкви в цифрах

Оценить количество православных и католиков можно лишь условно. И в той, и в другой конфессии имеется немало людей, понимающих под принадлежностью к ним цивилизационную идентичность и культурную традицию, глубоко не воцерковленных, или вообще скептиков.

Специалисты обычно отталкиваются от самоидентификации людей, выраженной в ходе опросов.

Католицизм – крупнейшая христианская конфессия мира с числом приверженцев 1,254 млрд человек (данные за 2013 год).

Встреча готовится в обстановке достаточно серьезной закрытости. О подготовке к ней мало что знали как епископы, так и священники и, тем более, миряне

Всеволод Чаплин, бывший глава отдела по связям с общественностью Московской патриархии

Православных примерно в восемь раз меньше – 172,4 миллиона (данные издания “Религии мира” за 2010 год). Более двух третей из них, около 120 миллионов, относятся к Русской православной церкви Московского патриархата, включая прихожан в Украине, Белоруссии, Молдавии и по всему миру.

Еще порядка 17 миллионов верующих принадлежат к направлениям, не признанным каноническим православием (древние восточные церкви, русские старообрядцы, последователи Украинской православной церкви Киевского патриархата).

Число приходов можно определить более точно: около 275 тысяч у католиков и чуть более 30 тысяч у канонических православных.

Преимущественно католических стран в мире – 47 (21 в Европе, 24 в Латинской Америке, плюс Филиппины и Восточный Тимор). В Германии, Швейцарии и Нидерландах католиков и протестантов примерно поровну. Православных стран насчитывается 14. Все они компактно расположились в Восточной и Южной Европе.

Вероучительные отличия

И Православная, и Римско-Католическая церкви считают только себя “единой святой, соборной и апостольской Церковью”.

Современное отношение католицизма к православию выражено в декрете Второго Ватиканского собора 1962-1965 годов “О Восточных церквах”:

“Немалое число общин отделилось от полного общения с Католической Церковью, иногда не без вины людей и с той, и с другой стороны.

Однако тех, кто рождается ныне в таких Общинах и исполняется веры во Христа, нельзя обвинять в грехе разделения, и Католическая Церковь приемлет их с братским уважением и любовью.

Они по праву носят имя христиан, а чада Католической Церкви с полным основанием признают их братьями в Господе”.

РПЦ определила официальное отношение к католицизму в документе “Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию” от 2000 года:

“Диалог с Римско-Католической Церковью строился и должен строиться в будущем с учётом того основополагающего факта, что она является Церковью, в которой сохраняется апостольское преемство рукоположений. В то же время, представляется необходимым принимать во внимание характер развития вероучительных основ РКЦ, нередко шедшего вразрез с Преданием и духовным опытом Древней Церкви”.

Святая Церковь наша признает силу не только крещения католического и прочих таинств, но и священства. Не знаю, спасутся ли католики, знаю только, что я без православия не спасусь

святой Феофан Затворник

Источники называют 49 догматических и богослужебных отличий между православием и католицизмом.

В частности, католики, в отличие от православных, полагают, что Святой Дух исходит не только от Отца, но и от Сына, верят в непорочное зачатие не только Христа, но и Девы Марии, и в существование чистилища.

Православные признают лишь тех католических святых, которые были канонизированы до Великой схизмы и считают боговдохновенными решения только первых семи церковных соборов, а католики – 22.

Смысл многих отличий трудно уловить человеку, не искушенному в теологии, другие носят внешний характер и бросаются в глаза и неверующим.

Духовенство по-разному одевается. Католические священники соблюдают обет безбрачия и бреют бороды, а православные нет.

Католики крестятся не тремя пальцами, а всей щепотью, и слева направо, во время службы сидят на скамейках, а православные стоят на ногах.

В католических храмах отсутствует иконостас, больше распространены статуи, а в православных двухмерные изображения. У католиков во время службы играет орган, а у православных поет хор.

В православии отсутствует образ конфирмации (“утверждения” крещения по достижении сознательного возраста).

Основы мировоззрения

Едва ли не главным и непреодолимым камнем преткновения является отношение к Римскому папе. Для католиков подчинение ему – необходимое условие спасения души, для православных такой подход категорически неприемлем. Православие вообще не имеет единого непогрешимого главы.

Еще одна ключевая разница, не артикулируемая церквями официально, но единодушно отмечаемая экспертами, – исторически сложившееся отношение к светской власти.

Церковь, если она не хочет покориться абсолютизму Государства и сделаться департаментом администрации, необходимо должна иметь реальную опору вне Государства и нации

Владимир Соловьев, богослов

На руинах Римской империи церковь являлась единственным носителем исторической преемственности, политического опыта, да и простой грамотности. Духовенству приходилось заниматься всем: государственным строительством, экономикой, просвещением и вообще упорядочиванием хаоса.

В Византии продолжала существовать империя, более древняя, чем церковь, которая получила от государства официальный статус, защиту и поддержку. Россия 400 лет являлась единственной в мире православной державой.

В результате на Западе сложился более или менее равноправный союз креста и короны, на Востоке государь почитался наместником Бога, а церковь была при нем, выражаясь лапидарно, отделом воспитательной работы.

При этом нельзя сказать, что православные иерархи, как в прошлом, так и теперь, вовсе не понимали и не понимают невыгодности такого положения.

Одновременно взгляды католиков и православных по большинству социальных и нравственных проблем современности совпадают или близки.

От Церкви часто ждут того же, что ждали древние иудеи от Спасителя. Церковь должна помогать людям, якобы, решать их политические задачи, быть неким вождём к достижению человеческих побед. Я вспоминаю трудные 90-е годы, когда от Церкви требовали возглавить политический процесс. И Церковь сказала: “Никогда!”. Потому что наше дело совсем иное. Церковь служит тем целям, которые дают людям полноту жизни как здесь на земле, так и в вечности. Когда Церковь начинает обслуживать политические интересы, идеологические моды и пристрастия века сего, она сходит с того кроткого молодого осла, на котором ехал Спаситель.

Кирилл, патриарх Московский и всея Руси

“Святейший патриарх Кирилл высоко ценит взвешенную и действительно христианскую позицию папы Франциска по различным проблемам современного общества. И в этом смысле наши церкви являются стратегическими партнерами в деле свидетельства миру о христианских ценностях”, – говорил пресс-секретарь главы РПЦ Александр Волков.

Речь идет об увлечении материальной стороной жизни, отношении к секс-меньшинствам, абортам и вообще либеральным ценностям, в которых и православные, и католики видят бездуховность и вседозволенность.

“Католикам и православным надо вместе анализировать процессы в современном мире, вырабатывать оценки и реакцию. Многие наши позиции совпадают с позициями католиков”, – заявил Русской службе Би-би-си еще три года назад диакон Андрей Кураев.

По оценке известного православного богослова, серьезных помех для диалога нет.

“В частности, тема прозелитизма [переманивания верующих, прежде всего, на Украине] не обсуждается последние лет семь-восемь”, – отметил он.

К числу общих вызовов Кураев отнес секуляризацию общества, нарастание агностицизма и либеральных моделей поведения в вопросах семьи и пола.

“Бывая в Европе, я задумываюсь о том, что, случись пришествие Антихриста, никто там не окажет сопротивления”, – заявил Русской службе Би-би-си православный историк Владимир Лавров. В этом вопросе представители двух ветвей христианства находят общий язык друг с другом.

Папа Франциск осудил расправу над журналистами Charlie Hebdo,одновременно подчеркнув, что свобода слова, по его мнению, не безгранична.

Все религии выступают за наличие в обществе всеобщих истин, нерушимых традиций, бесспорных авторитетов, святынь, над которыми непозволительно шутить, что совпадает с повесткой дня российского руководства, активно ищущего в мире единомышленников.

Источник: https://newsland.com/user/4297673774/content/o-chem-sporiat-i-v-chem-soglasny-katoliki-i-pravoslavnye/5036764

Вопросы о религиях

Вопросы о религиях. Спасутся ли католики

протоиерей Максим Козлов

В мире существуют разные религии, и каждая провозглашает какую-то истину?

– Я думаю, мы должны оценивать нехристианские религии с позиции трезвой религиозности. С одной стороны, некоторая доля истины, определяющая тот или иной этап на пути духовного развития человеческого рода, есть и во многих нехристианских религиях.

Конечно, очень часто она весьма относительна, предельно замутнена и замешана с неправдой, с внесенными лукавым плевелами. В древнем язычестве, к примеру, есть некоторое памятование о первоначальном богообщении человека.

Мусульманство хотя и в искаженном виде, но содержит значительную часть книг Ветхого Завета и некоторое повествование, восходящее к писанию Завета Нового.

В древнекитайской религии или в традиционных индуистских культах есть определенного рода этика и определенного рода аскетическая норма, воспитывающие в человеке самоограничение ради ближнего, ради высшей духовности. И все это нужно трезво констатировать и признавать как некое положительное начало внехристианских религий, как некий отблеск того первоначального богопознания, которое так или иначе сохраняется в человеческом роде.

С другой стороны, при всем уважении к индуизму как религиозной культуре индусов, сформировавшей цивилизацию Индостана на протяжении более чем полутора тысячелетий, при всем уважении к исламу, к мусульманской письменности, архитектуре и т. д. и т.

д, нельзя забывать, что как только эти религии входили в соприкосновение с христианством, то все относительно возвышенное и истинное, что в них было, опускалось куда-то глубоко на дно и обнажалась откровенная стихия демонической злобы, неприятия, борьбы с благовестием Христовым, с той абсолютной истиной, которая в полноте своей пребывает только в Церкви.

Наиболее яркий тому пример — античная цивилизация. Как вещь в себе относительно значимая, возвышенная, гармоничная и прекрасная, она во многом определила развитие всей европейской литературы, архитектуры, изобразительного искусства.

И вместе с тем из житий святых, из исторических хроник, повествующих о первых трех доконстантиновских веках бытия Церкви Христовой, мы знаем о поистине сатанинской истерии гонения на христиан.

Греко-римский языческий мир, как соперник христианского, был демоничен по своей природе, и феномен Ерошки лукавого тоже отчетливо проглядывает оттуда.

Многие нехристианские религии и даже секты проповедуют отречение от всего мирского, от наслаждений, от привязанностей. Не этому ли учит и Православная Церковь?

Умеренность — вещь хорошая, и проповеди воздержания от чрезмерных мирских удовольствий в любой религии можно только порадоваться. Но между аскетизмом христиан или, скажем, кришнаитов есть принципиальное различие.

Цель христианского аскетизма не в достижении равнодушия ко всему, происходящему вокруг человека.

Христианство, напротив, развивает и возвышает верующего, исполняя его любовью и жалостью ко всему миру, ко всему творению Божию, призывает каждого к богоуподоблению, и прежде всего к уподоблению жертвенной любви Христа Спасителя.

Преподобный Исаак Сирин говорит, что каждый истинно подвизающийся наполняет свое сердце любовью и жалостью, и не только к верным чадам Церкви Христовой, но и к согрешающим, и даже к врагам истины. Вот об этом нам, увы, доктрина кришнаитов ничего не говорит.

Многие считают, что Православная Церковь узурпировала спасение, так как со всей категоричностью утверждает, что только православные спасутся, а другие, даже искренне верующие, нет.

Может ли клетка тела жить отдельно от организма? Может ли ветка дерева, отломившаяся от него, плодоносить и существовать сколько-нибудь долго? Конечно, если в баночку поставить, листья могут и распуститься, но долго жить она все равно не будет.

Нельзя забывать, что Церковь – это не человеческий институт и не товарищество, дающее исключительное право на спасение. Это Тело Христово, то есть сообщество людей, соединенных в Церкви невидимым, мистическим единством во Христе.

Евангелие свидетельствует, что верующий спасен будет, а неверующий — осужден, что те, кто будут участвовать в евхаристии, причащаться Тела и Крови Сына Божия, будут наследниками Царства Небесного.

Те, кто утверждают, что вне Православия нет спасения, лишь свидетельствуют о том, во что верили изначально всегда и везде православные христиане — члены древней неразделенной Церкви.

Теперь встает вопрос о границах Церкви.

Историческое бытие церковного христианства подводит нас к признанию важной двуединой истины: с одной стороны, Церковь признает источником спасения только себя и зовет всех в свою ограду; с другой стороны, она не смотрит на окружающий христианский мир как на нечто, одинаково погруженное во тьму.

Об этом на протяжении более чем полутора тысячелетий церковной практики свидетельствует наличие трех чинов приема в Церковь инославных людей: 1) через крещение — для признаваемых ложно носящими имя христиан (например, для «Свидетелей Иеговы», «Церкви Христа» и др.

); 2) через миропомазание — для тех, у кого сохранились основы древней церковной веры, но многое утрачено, в первую очередь священство, идущее от апостолов (лютеране, кальвинисты и другие традиционные протестанты);

3) через покаяние — для тех, у кого большинство церковных таинств признаются действительно совершившимися (католики и представители древних восточных церквей).

Так что нельзя говорить о католиках, армяно-григорианах, коптах, даже о традиционных протестантах как о людях, полностью чуждых Церкви и, значит, пути к спасению. Однако их свидетельство о себе как об истинной Церкви Христовой не может быть нами принято.

А если человек родился в неправославной стране, не получил православного воспитания и некрещеным умер — что же, для него нет спасения?

— С нашей стороны было бы немыслимой дерзостью брать на себя роль того единого Судии, в руке Которого находятся души всех людей.

Поэтому нам стоит помнить о другом: что если кто из нас, православных, уйдет вдруг «на страну далече» и начнет искать какой-то новой духовности в эре Водолея, или в очередном сектантстве, то уж точно уйдет от пути к спасению.

В прошлом веке святитель Феофан Затворник на вопрос одной дамы, спасутся ли католики, отвечал: «Не знаю, спасутся ли католики, знаю только, что я без Православия не спасусь».

И в нашем сердце должно быть не осуждение других, но искреннее желание, говоря словами одного древнего церковного учителя, «возвращения братьев, разлука с которыми терзает нас». И если нет этого желания, но есть некое самодовольство, что, мол, только мы спасемся, а миллионы людей в этом мире, лежащем во зле, погибнут, — это уже верный признак сектантской психологии.

Почему некоторые считают, что для современного русского человека восточные религии ближе, чем «навязываемое» ему христианство?

– Наверное, найдется несколько сот или даже тысяч людей, для которых это так и есть.

Но скорее всего это люди, которые в христианской традиции никогда не были укоренены и с Евангелием не в пересказах, а в подлинном его виде, со свидетельством Церкви, ее проповедью, ее бытием никак не знакомы и которые пришли к какой-либо из восточных религий не от серьезной и сознательной церковной жизни, а от советского или постсоветского атеизма.

И именно они — интеллигентные, читающие, чувствующие — отталкиваются от христианства как от антиинтеллектуальной религии бабушек и начинают искать что-то сугубо высокое и духовно-сакральное.

Таким людям лично я посоветовал бы хотя бы на несколько дней отказаться от всякого рода медитаций, чтения мантр и тому подобных вещей и открыть для себя Евангелие и постараться понять, что в нем говорится, а потом хотя бы неделю утром и вечером походить на богослужения в какой-нибудь православный храм, еще лучше — в монастырь и просто стоять молча и слушать, не отвлекаясь мыслями на постороннее. И после всего этого посмотреть, чем отзовется душа.

Из книги «400 вопросов и ответов о вере, церкви и христианской жизни». Издание Сретенского монастыря, 2004 г.

Истина, конечно же, одна; не может быть много истин. Вот в чем самый главный вопрос. Суть не в том, чья вера лучше или хуже, а в том, какая является единственно истинной.
Я согласен, что другие веры также имеют нравственные учения. Естественно, что нравственность христианства несравненно выше.

Но мы верим во Христа не из-за Его нравственного учения, не из-за Его заповеди «любите друг друга», не из-за Его проповеди мира и справедливости, свободы и равенства. Мы верим во Христа потому, что Его присутствие на земле сопровождалось сверхъестественными событиями, которые указывали на то, что Он – Бог.

 
архимандрит Епифаний (Феодоропулос)

Еретические учения… должно проклинать и нечестивые догматы обличать, но людей нужно всячески щадить и молиться об их спасении.
святитель Иоанн Златоуст

Page 3

Христиане – правильные иудеи, те, кто узнал в Иисусе Христа, а не продолжает ждать Мессию.

Есть два главных отличия иудаизма от христианства. Первое: христианство стоит на том, что Бог открылся через Иисуса Христа, что было и остается единственным и уникальным спасительным актом соприкосновения между Небом и землей. Для иудаизма Иисус Христос был в лучшем случае великим учителем морали и веры, последним из библейских пророков.

Второе отличие: иудаизм, родившись из ветхозаветной религии, почти уже универсальной, превратился в религию национальную, то есть был отброшен в одну из древних фаз религиозного развития. В древности, до времен Александра Македонского, все религиозные традиции были тождественны национальным.

То есть если человек был греком, он исповедовал греческую религию, потому что он не мог почерпнуть информацию нигде, кроме своей семьи, города, своей общины. Национальные религии являются пережитком тех древних времен. Для иудаизма это имело значение чисто историческое, потому что он сохранял идентичность израильского народа, еврейского народа.

Но свое мировое значение он утратил. 
протоиерей А. Мень

Page 4

Каббала (евр. qabbalah – принятие, предание) – мистическое учение и мистическая практика в иудаизме. Каббала, представляет собой фантастическую смесь эзотерического оккультизма, замешанную на языческих религиозно-философских идеях.

Это эзотерическое теософское учение по духу совершенно чуждо Священному Писанию, ибо Божественная истина, содержащаяся в святой Библии, имеет целью спасение всего человечества.

Занятие любыми видами оккультизма (в том числе каббалой) вводит человека в общение с падшими духами. Зараженный недугом тщеславия и, не имея духовного зрения, чтобы увидеть впереди зияющую бездну, такой человек оказывается порабощенным демонами. Все занятия магией и оккультизмом кончаются духовной смертью.
иеромонах Иов (Гумеров)

Источник: https://azbyka.ru/voprosy-o-religiyax

Спасутся ли католики?

Вопросы о религиях. Спасутся ли католики
napravdestoyВот мнения известных священников и экспертов о том,  как относиться к римско-католической “церкви” и можно ли считать их учение ересью?

ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСИЙ ШЛЯПИН, настоятель церкви вмч. Димитрия Солунского, д. Ивакино Можайского р-на Московской области

Надо четко понимать, что церковь не может разделиться на две части, истинная церковь может быть только одна, а значит, произошло отпадение одной из поместных церквей от Православной церкви.

Римско-католическая церковь, а точнее римская поместная церковь – это одна из поместных церквей, которая отпала от Вселенской церкви.

И поэтому название «католическая церковь» – некорректно, потому что католической, а точнее кафолической является Православная церковь, которая не утратила апостольского преемства. Православная церковь – это и есть Католическая церковь, поэтому надо говорить о  Римской поместной церкви.

Является ли учение этой церкви ересью?

Да. Прибавка  к Символу веры Догмата о Филиокве (лат. filioque – «и Сына») очень показательно. Это кажется незначительным человеку, далекому от богословия, но из-за такой незначительной добавки кардинально меняется учение и представление о Боге. Богословие непосредственно влияет на нашу духовную жизнь.  Бог – такой, какой есть и Он Сам Себя непосредственно нам открыл.

Например, в Священном Писании сказано,  что Дух Святой исходит от Отца, и если мы учим иначе, как учат католики, то получается другое учение о Боге и другой Бог. То есть мы проецируем ум и сердце не на Живого Бога, который нам Себя открыл, а на фантазию о Боге, и таким образом мы отклоняемся от истинного знания о Боге. Бог – это первоначальная реальность.

Православие как раз и занимается апелляцией к первоначальной реальности. Цель догматов состоит в том, чтобы направить ум и сердце человека к Богу Живому, а  не к фантазии.Вообще, нужно стремиться к преодолению раскола между христианами, потому что мы должны не злорадствовать, а печалиться об этом разделении.

Я бы проал двумя руками, чтобы римская поместная церковь вернулась в лоно Православной Церкви и  заняла бы первенствующее место среди поместных церквей. Но это возможно только при условии покаяния католиков и отказа от различных ересей, накопившихся у них веками.Одна из главных ересей, наряду с Догматом о Филиокве – это Догмат о непогрешимости папы.

Когда какая-то часть откалывается от Церкви, то благодать Святого Духа оставляет ее и, как следствие, возникают различные ереси, что мы и видим на примере католичества. Чисто по-человечески кажется невозможным отказаться от всех ересей, и от всех ложных святых, прославленных в Католической церкви за все это время, но что невозможно человеку, возможно Богу.

ПРОТОИЕРЕЙ ОЛЕГ СТЕНЯЕВ, клирик храма Рождества Иоанна Предтечи в Сокольниках, писатель, богослов и публицист, проповедник и миссионер

Главное отличие римско-католической “церкви” заключается в том, что в этой церкви иначе, чем в Православной, истолковываются известные тексты из Евангелия. В Евангелии от Матфея написано: ”И Я говорю тебе, ты Пётр камень, и на сём камне я создам Церковь мою, врата Ада не одолеют Её” (Мф. 16:18).

Кто камень Церкви и на ком она созидается? Если на Петре, то на человеке, тогда правы католики и паписты, уверовавшие в незыблемые права клира, духовенства, утверждая, что камень – это Апостол Пётр, человек.Паписты повторяют ересь Феодора Мопсуестийского, осужденного в ереси в 553 году на Пятом Вселенском Соборе.

Господь исповедовал своё намерение на Петре создать Церковь, но на Петре ли создаётся Церковь Христова? С филологической точки зрения здесь может быть игра слов. В греческом языке слово Пётр (петрос), а слово камень (петра),а арамейское имя апостола Петра было Кифа. Когда Господь Христос сказал ему: «ты Пётр (петрос) и на сем камне (петра) Я создам Церковь Мою».

Значение арамейского имениКифа эквивалентно греческому – Петрос, при этом слово Петрос (Пётр) мужского рода, а греческое слово Петра (камень) женского рода. Что же имел в виду Сын Божий, рифмуя эти схожие по звучанию слова. Святой Августин Блаженный пишет: «Церковь созидается не на человеке Петре, но на вере Апостола Петра в Иисуса Назарета как Сына Божия».

Блаженный Феофилакт Болгарский, согласно с Августином, учит: «Петр исповедал Его Сыном Божиим; сие-то исповедание, которое ты исповедал, – говорит Он Петру, – и будет основанием верующих. Посему всякий, намеревающийся устроить здание веры, должен положить в основание это исповедание». Блаженный Августин пишет: «Церковь созидается на вере в Иисуса, как Сына Божия».

С точки зрения святого Августина, верх кощунственного безумия считать, что у Церкви может быть другой Глава – Жених, кроме Христа Спасителя. Он пишет: «Жених, готовый отойти (то есть перед вознесением на Небо. – О.С.), поручил Невесту Свою друзьям Своим (то есть апостолам – О.С.

) не для того, чтобы она возлюбила кого-либо из них, но чтобы осталась верной единому своему Жениху; они же – только друзья Его, защищают горячо и не потерпят со стороны Церкви преступной любви».

То есть преступной любовью, как неким греховным блудом Святой Августин называет любую нашу попытку начать любить в Церкви любого человека, любую иерархическую должность выше, чем  Божественного Жениха Христа Спасителя или приоритеты Богочеловека связывать с некой церковной должностью. Блаженный Августин пишет: «Павел, истинный друг Жениха, не захотел быть любимым вместо Жениха».

Говоря о равенстве всех апостолов, а в их лице и всех священнослужителей Церкви, святой Августин учит: «Неужели, ключи те получил Петр, а Павел не получил? Петр получил, а Иоанн, Иаков и прочие апостолы не получили? Не в Церкви ли те ключи, где ежедневно отпускаются грехи? Эти ключи и право вязать и решить получил не один человек, но единая Вселенская Церковь».

ДЕНИС МАЛЬЦЕВ, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ)

Вопрос не нов и за последнюю тысячу лет поднимался не раз. Давайте подойдем к этому вопросу академически. В 1054 году произошел раскол христианской апостольской церкви. Если не брать богословскую составляющую вопроса, то ответ очевиденсам по себе: патриарх Запада (от этого титула папы римские отказались только в 2006 г.

) пошел против всех остальных патриархов и таким образом Римско-католическая церковь – это всего лишь поместная церковь, ушедшая в раскол. Здесь не может быть сомнений, как бы это ни нравилось кому-либо на Западе.

Что касается понятия ереси, происходящего от древнегреческого слова αἵρεσις – «выбор, направление», то опять-таки – свой выбор католики сделали в 1054 году, приняв иной подход к религиозному учению и выделив из состава церкви новою общину, это и есть ересь с общепринятой точки зрения.

Замечу также, что анафему с раскольников-католиков другими поместными церквями, оставшимися верными канонам, никто по сей день не снимал. Однако хотелось бы предостеречь представителей православной общественности от широкого использования данных терминов без четкого понимания того что за ними стоит.

Мнение православных святых можно прочесть здесь:

http://www.ruskalendar.ru/news/detail.php?ID=13657&sphrase_id=133964

http://www.ruskalendar.ru/news/detail.php?ID=14176&sphrase_id=133964
http://www.ruskalendar.ru/news/detail.php?ID=13328&sphrase_id=133963
http://www.ruskalendar.ru/news/detail.php?ID=14444&sphrase_id=133964

ОТСЮДА…

?

|

napravdestoyВторого апреля в девятом часу утра, при возвращении Императора Александра с прогулки в Зимний дворец, шедший ему навстречу человек, одетый в пальто при форменной гражданской фуражке с кокардой на голове, подойдя на близкое расстояние, произвел в него пять выстрелов из револьвера. К счастью, Государь даже не был ранен. Сбежавшаяся толпа схватила преступника, оказавшегося сельским учителем, из исключенных из университета студентов, Александром Соловьевым.Весть о новом покушении на священную особу монарха быстро разнеслась по городу. Высшие военные и гражданские чины и дамы, имеющие приезд ко двору, спешили в Зимний дворец, чтобы выразить пред Царем радость о его чудесном спасении.

Император вышел к ним в Белую Залу после обедни и благодарственного молебствия в малой церкви. Встреченный оглушительными криками «Ура!», Государь произнес следующие слова, обращенные к присутствующим: «Я глубоко тронут и сердечно благодарю за чувства преданности, выраженные вами.

Сожалею только, что поводом к этому послужил столь грустный случай. Богу угодно было в третий раз избавить меня от верной смерти, и сердце мое преисполнено благодарности за Его милости ко мне.

Да поможет Он мне продолжать служить России и видеть ее счастливою и развивающеюся мирно, как я того желал бы! Благодарю вас еще раз».

Источник: https://napravdestoy.livejournal.com/2049962.html

О чем спорят и в чем согласны католики и православные?

Вопросы о религиях. Спасутся ли католики
Правообладатель иллюстрации AP

В субботу в Гаване произойдет событие, которое уже назвали эпохальным: впервые в истории встретятся Римский папа и патриарх Московский и всея Руси.

Такая возможность обсуждалась около 25 лет. Желание приехать в Россию не раз высказывали предшественники нынешнего папы Франциска Иоанн-Павел II и Бенедикт XVI.

РПЦ никогда не отвергала идею в принципе, но каждый раз находила причину сказать: надо обождать, пока условия не созрели.

Историк-религиовед Андрей Зубов в интервью Русской службе Би-би-си в декабре 2014 года назвал основными причинами этого общероссийское антизападничество и внутрицерковное сопротивление. По его мнению, значительная часть священников и прихожан еще консервативнее, чем государство и верхушка РПЦ.

“Массовое сознание церковных людей продолжает видеть в католицизме монструозного врага православия. Для них католик хуже чекиста, преследовавшего церковь, хуже неверующего, который просто равнодушен к Богу”, – заявил он.

Установление христианских отношений между церквями совершенно не значит, что церкви должны сливатьсяАндрей Зубов, историк-религиовед

Некоторые аналитики связывают нынешнее решение, ставшее, по словам известного православного деятеля протоиерея Всеволода Чаплина, полной неожиданностью для церковной общественности, с обстановкой на Ближнем Востоке и российской военной операцией в Сирии.

Вероятно, папа и патриарх будут говорить об угрозе восточным христианам со стороны “Исламского государства” (радикальная группировка, запрещенная в России и ряде других стран) и необходимости объединения усилий для борьбы с ним.

Место встречи, указывают наблюдатели, выбрано дипломатично. Куба – католическая страна, одновременно вызывающая теплые воспоминания у людей, ностальгирующих по советской сверхдержаве.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.